Нарушение углеводного обмена. Часть 2. Глава 2

Автор: Константин Монастырский

2.2. У каждой гипо есть своя гипер…

Уровень инсулина в крови прямо пропорционален количеству углеводов в еде: чем больше в ней углеводов – тем выше уровень инсулина, чем меньше – тем ниже, вообще нет углеводов – почти нет инсулина… Если у вас это вызывает хоть малейшее сомнение, откройте Малую медицинскую энциклопедию и познакомьтесь сами:

«Пусковым сигналом для выброса в кровь инсулина является повышение содержания глюкозы в крови.
Одним из наиболее ярких эффектов инсулина служит его гипогликемическое действие. Избыточное образование инсулина […] клинически выражается симптомами гиперинсулинизма и гипогликемического синдрома».

Согласитесь, не надо быть врачом, чтобы понять, о чем, собственно, идет речь: инсулин появляется в крови в ответ на поступление глюкозы; инсулин понижает уровень глюкозы в крови; чем больше инсулина, тем ниже уровень глюкозы; и наконец, избыток инсулина влечет за собой две проблемы – гиперинсулинемию и гипогликемический синдром. Как вы сами понимаете, глюкоза в крови появляется не из воздуха, а… из вашей тарелки.

Думаете, дело заканчивается только гипогликемическим синдромом из-за избытка инсулина? О, если бы только это! Спектр последствий высокого уровня инсулина куда шире:

  • Инсулин угнетает гликонеогенез – процесс образования глюкозы из белков и жиров, тот самый механизм, который позволяет организму эффективно функционировать между приемами пищи. Отсюда – утомляемость, хроническая усталость, проблемы с концентрацией, плохая память, импотенция, раздражительность и другие подобные симптомы гипогликемии.
  • Инсулин тормозит липолиз (усвоение жиров) и активизирует липогенез – процесс синтеза жирных кислот из глюкозы. Отсюда и высокий уровень триглицеридов в крови, и жир, жир, жир – на бедрах, на талии, на животе, на подбородке… Полнота и ожирение – следствие липогенеза углеводов из пищи в жир под кожей. И это не болезнь, а естественная физиологическая функция организма для сохранения энергии – своего рода зарядка батарей.
  • Инсулин относится к группе гормонов, которые действуют на сосуды и капилляры как сосудосужающие (вазоконстрикторы, от лат. vas- — сосуд и сonstrictus – сужать). А дальше – совсем просто: быстрое сужение сосудов при неизменном объеме жидкости (крови) влечет за собой повышение давления. Комбинация же высокого давления и сжатых капилляров приводит к их гибели и к нарушению циркуляции крови. Под влиянием инсулина аналогичные процессы происходят и в микрокапиллярах нефронов (структурная и функциональная единица почки), что ведет к почечной недостаточности. Вот почему повышенное давление, почечная недостаточность (renal disease) и гангрена конечностей из-за нарушенной циркуляции – неизбежные спутницы инсулинзависимого сахарного диабета. Причем не от высокого уровня «сахара» в крови, а от большого количества инсулина в инъекциях для контроля этого «сахара», который попадает в кровь исключительно из еды.

Этот парадокс – высокий уровень инсулина из-за избытка углеводов в питании – можно было бы легко отнести к категории анекдотов из цикла «нарочно не придумаешь». Увы, жертвам гиперинсулинемии «со стажем» – не до смеха… Безусловно, нет дыма без огня – почечной недостаточности и гангрене предшествуют десятки лет гиперинсулинемии, которую легко распознать по следующим очевидным симптомам:

В первую очередь, гипогликемический синдром со всем багажом перечисленных выше проблем, и основная среди них – хроническая усталость.

Повышенное давление. Задолго до развития атеросклероза (потери эластичности сосудов) высокое давление поддерживается высоким уровнем инсулина. И это – не болезнь, а здоровое физиологическое явление: чем выше давление, тем быстрее питательные элементы доставляются в отдаленные регионы организма, которые нуждаются в «энергии». Повторяю: повышенное давление из-за высокого уровня инсулина – нормальное, естественное физиологическое явление. Для инсулина поднимать давление так же естественно, как для ветра – поднимать волосы. Большинство так называемых «больных гипертонией», особенно до 50-60 лет (до атеросклероза), «вынуждены» понижать давление лекарствами из-за еды, богатой углеводами. Чем дальше, тем «веселее»: высокое давление – основная причина атеросклероза, атеросклероз – смерти от инфаркта или инсульта. Круг замкнулся…

Полнота и ожирение. От избытка глюкозы в крови организм избавляется тремя способами – с мочой и потом, через физическую или интеллектуальную нагрузки и с помощью печени. Сначала печень конвертирует избыток глюкозы в плазме крови в гликоген (полисахарид), а когда ни печень, ни мышцы больше не в состоянии хранить избыток гликогена, печень синтезирует из гликогена жировые кислоты (триглицериды), которые и отправляются на хранение в ваш живот, талию, грудь, бедра и частично даже выводятся через сальные железы в коже.

Прыщи, перхоть и себорея. Не ожидали? Чем выше инсулин – тем интенсивнее липогенез, чем интенсивнее липогенез – тем выше уровень триглицеридов в крови, чем выше уровень триглицеридов в крови – тем больше «сала» выделяется через сальные железы, расположенные по всему телу, особенно на скальпе и лице.

Астма, бронхит, воспаления верхних дыхательных путей. Тоже не ожидали? А что, собственно, делают карманные ингаляторы и лекарства от астмы? Известно что: расширяют капилляры бронхов. А, простите за наивный вопрос, что же их сужает? Конечно же, высокий уровень инсулина! Добавьте к нему еще и глюкозу – идеальную подкормку для бессчетных бактерий, – и вот вам отит, ринит, ларингит, гайморит, фронтит… На начальных стадиях, особенно у детей, пока еще не произошли дегенеративные изменения слизистой бронхов, астма исчезает в тот же момент, когда из питания исчезают углеводы.

Импотенция. Как?! И здесь то же… А вы думаете, что мужской орган поднимает мышца или косточка? Нет. Конечно же, кровь. А как этой крови-то пробиться к органу любви, если инсулин сузил все сосуды? Догадываетесь, по какому принципу работает небезызвестная Виагра? Стимулирует расслабляющее действие окиси азота (nitric oxide, NO) на гладкую мускулатуру сосудов пениса и улучшает циркуляцию (прилив) крови (механизм эрекции). То же самое, что делает нитроглицерин при стенокардии – расслабляет гладкую мускулатуру сосудов и р-а-с-ш-и-р-я-е-т сосуды и капилляры. То же самое, что «веселящий газ» (закись азота, N2O) в кабинете дантиста. Надо же, и за эту глупость (Виагру ) дали Нобелевскую премию по медицине!… Да уберите вы углеводы со стола, съешьте кусок мяса (белки содержат аминокислоты, соединения азота) и сливочного масла (необходимо для синтеза тестостерона), и ваша былая прыть вернется к вам не хуже, чем с Виагрой. Ну, а если уже и Виагра не помогает, мясо тоже вряд ли поможет. Хотя, кто знает, всякое бывает…

Уж раз мы заговорили о сексе, давайте коснемся еще нескольких проблем, связанных с гиперинсулинемией. Первая «бичует» мужчин всех возрастов – преждевременный оргазм (premature ejaculation ), и связано это преимущественно с повышенным порогом возбудимости из-за высокого уровня инсулина и глюкозы. Обратная сторона медали – отсутствие оргазмов у женщин и мужчин (даже при полноценной эрекции) при невропатии (от греч. neuro — и pathos – болезнь), понижении порога чувствительности нервных окончаний. Это состояние хорошо известно больным сахарным диабетом по потере чувствительности в конечностях из-за инъекций инсулина.

Хроническая бессонница, поверхностный сон. О каком сне может идти речь, если в организме циркулирует неиспользованный инсулин – гормон «энергии»! На помощь идут препараты, подавляющие деятельность центральной нервной системы, рецептурные снотворные, алкоголь, наркотики.

Наркомания и алкоголизм. Задайте любому наркоману или алкашу вопрос, почему он пользуется наркотиками или алкоголем, и он обязательно ответит: чтобы расслабиться … Какое состояние предшествует расслаблению? Ну, конечно же, напряжение или возбуждение. Чем сильнее возбуждение, т.е. перевозбуждение, тем сильнее нужда в расслаблении. Какова роль инсулина и глюкозы в организме? Возбудители центральной нервной системы. Чем больше глюкозы и инсулина – тем сильнее возбуждение. Как действуют наркотики и алкоголь на центральную нервную систему? П-о-д-а-в-л-я-ю-т! Вот и получается, что чем «здоровее» питание – тем сильнее потребность расслабиться, чем сильнее расслабление, тем больше нужда в углеводах… Замкнутый круг, т.е. наркомания.

Курение. Тоже от инсулина? В какой то мере, да. Углекислый газ в табачном дыме и никотин в сигаретах действуют на гладкую мускулатуру сосудов точно так же, как окись азота на мужской половой орган после Виагры – расслабляют. Теперь понимаете, почему после сытного обеда тянет покурить? Чтобы расслабить сосуды, переполненные инсулином. Сомневаетесь? Задержите дыхание как можно дольше на глубоком выдохе, и ваше тело наполнится теплом. Это эффект улучшения циркуляции из-за резкого роста концентрации углекислого газа в крови. Так что во время инфаркта или приступа стенокардии, прежде чем глубоко дышать, надо наоборот задержать дыхание, чтобы расслабить сосуды и обеспечить приток крови к сердечной мышце. Этот же прием используют для расслабления в йоге.

Инфаркт, инсульт. Тоже? Еще как! Что, вы ни разу не видели в кино, на работе или дома – разнервничался, упал, скончался? Большинство инфарктов и инсультов происходят после «здорового» ленча или обеда. Много инсулина, сужаются сосуды, масса энергии, шум-гам-тра-та-там, тут подскакивает адреналин (гормон стресса, близкий по механизму действия к инсулину, только еще более эффективный) – бац! упал, скончался… Что произошло? Сосуды сузились настолько, что нарушился приток крови к сердечной мышце или мозгу… Или ранее поврежденный сосуд (aneurysm rupture) просто лопается, и несчастный мгновенно тонет в собственной крови. Тут никакая скорая не успеет…

И рак от еды? Конечно! Как вы, наверное, догадываетесь, помимо социальной и гастрономической, еда выполняет еще две немаловажные функции – энергетическую и пластическую, т.е. восстановительно-регенерационную для поддержания безостановочного цикла деления клеток. А причем же здесь высокий инсулин? А вот причем: во-первых, кровь – это транспорт для выведения отмерших клеток из организма; во-вторых, кровь – это транспорт для клеток-антигенов (фагоцитов, макрофагов, лимфокинов, монокинов и др.) к месту происшествия; в-третьих, кровь – это транспорт для питательных элементов к клеткам для их регенерации. А теперь задайте себе простой вопрос? А что произойдет, если этот кровяной «трубопровод» не работает? Как что! Мусор (отмершие клетки) не выводится, скорая помощь (антигены) не может добраться до места происшествия, а строительные материалы (белки, жиры, минералы, микроэлементы) не попадают на «стройку». Согласитесь, это уже не «бизнес», а полный бардак… Осталось только добавить то, что уже давным-давно известно онкологам: высокий уровень глюкозы в крови «подкармливает» раковые клетки и способствует их интенсивному размножению. Собственно, поэтому, кроме домашней скотины и человека, животные в естественных условиях раком не болеют. Поэтому же страны, где в питании доминируют углеводы, по количеству раковых заболеваний во много раз опережают примитивные культуры.

Раздражительность и агрессивность. Как и адреналин, инсулин выделяется не только, когда в кровь попадает глюкоза, но и когда организму необходимо срочно мобилизовать большое количество энергии – будь то воевать, будь то убегать… Понятно, комбинация высокого уровня инсулина и глюкозы превращает вроде бы социально нормального человека в бомбу замедленного действия, что в США можно наблюдать по бесчисленным припадкам ярости и дракам на дорогах, стадионах, в офисах и, увы, в семьях.

Головные боли, хронические мигрени. Сужение сосудов и капилляров нарушает циркуляцию крови в различных отделах головного мозга и вызывает хронические боли. Дети, годами страдающие от мигреней, магически исцеляются, как только они вынужденно меняют стиль питания (во время турпоездки, отдыха или в гостях). Да, кстати, головная боль от голода – отчетливый симптом гиперинсулинемии. Как, впрочем, и разъяренный муж, которому вовремя не дали поесть.

Потные ладони. Да, да, да, потные ладони – типичный признак волнения и следствие высокого уровня инсулина и адреналина – также неизбежно сопровождают хроническую гиперинсулинемию. Через день-два после изменения стиля питания эта не очень приятная (особенно в США, где по рукопожатию оценивают характер человека) социальная «болезнь» проходит.

оллакиурия (частое мочеиспускание , особенно ночью). Комбинация повышенного кровяного давления из-за инсулина и осмотического давления из-за глюкозы заставляет почки работать слишком эффективно, со всеми вытекающими из мочевого пузыря последствиями, в самом прямом смысле…

Энурез. Если ваш ребенок непроизвольно мочится по ночам, и врачи исключили патологии и инфекции, не пытайтесь его отучить от этого штанишками, которые бьют током… Исключите из его питания углеводы хотя бы за 6-8 часов до сна, и эта проблема магически исчезнет. В отличие от взрослых, многие дети спят настолько крепко, что они не слышат позывов, ну а «природа не терпит»… Особенно это касается девочек, у которых анатомия уретры (мочеиспускательного канала) существенно отличается от мужской.

Вот вам и инсулин, вернее – много инсулина. Природа наделила нас уникальной способностью с его помощью «добывать» энергию в экстренных случаях – убежать ото льва, убить мамонта, отогнать назойливого самца от подруги, – а мы ее переключили на усвоение груды углеводов их нашей тарелки. Вах, вах, вах!

– Константин, вы хотите сказать, что как только я брошу есть углеводы, я сразу же стану девушкой?
Всё зависит от того, сколько вам лет, бабушка… Чем раньше бросите, тем вероятнее, что станете…

2.2.1. Хотели – как лучше, получили – анализы

Итак, высокий «сахар» – плохо, низкий – еще хуже. Вроде бы все просто: пошел к врачу, сдал анализ, получил «приговор» и «лечись» диетой… Просто как веник, не правда ли?

Не тут-то было! Хотите верьте, хотите проверьте – врачам не рекомендуют делать анализ, который может диагностировать гипогликемию. Почему? Пристегните, господа, ремни безопасности, чтобы не упасть со стула от смеха: не рекомендуют, потому что у больного может… упасть «сахар»:

«В течение многих лет оральный глюкозотолерантный тест (ОГТТ) использовался для диагноза гипогликемии. Сегодня же эксперты поняли, что ОГТТ может вызвать реальные симптомы гипогликемии у людей без признаков этого расстройства».

Надо же…

«– Доктор, может быть, моя усталость из-за низкого сахара? Не были бы вы так любезны сделать мне анализ?»

«– Боже сохрани! Этот анализ может понизить у вас сахар, и его не рекомендуют делать»…

Доктор боится делать анализ? Да нет, конечно же, не боится. Вон, сердечников сплошь и рядом заставляют приседать или гоняют по беговым дорожкам вплоть до самого инфаркта. Подумаешь, низкий сахар …

В реальности, как всегда, всё упирается в кошелек: в зависимости от протокола, в течение нескольких часов пациент пьет раствор глюкозы, а сестра берет пробы крови и мочи с интервалом в 30-45 минут. Оплату же за анализы мочи и крови получает лаборатория, которая, по закону, не имеет права делиться с врачом. Одним словом – хлопотно и не выгодно. Когда средний платный визит к врачу занимает 10-15 минут, кому охота возиться два-три часа с пациентом практически бесплатно ? Да никому!

Ну, а даже если повозятся, покажут ли эти анализы низкий «сахар»? Показать-то покажут, но что толку? Так как «нормальный» уровень глюкозы колеблется от 60 до 120 mg/dl, при такой значительной разнице никто толком не знает, а какой, собственно, уровень – нормальный именно для вас… (Абсурдности анализов на «сахар» посвящен раздел «Приходите натощак – низкий сахар гарантирован!» в главе о сахарном диабете).

С высоким «сахаром» еще интереснее. Так как гиперинсулинемия напрочь «ломает» способность ваших клеток эффективно пользоваться глюкозой для энергетических нужд, нормальный для вас «сахар» может быть высоким по «медицинским» критериям – 140, 160, 180 и даже выше.

При таких цифрах врачи, как «пугалом», размахивают перед глазами больного результатами анализов и настаивают на «лечении». Их тоже можно понять: если не «лечить» – то засудят! Ведь в анализе написано: «высокий сахар». Пока же врачи «лечат» по правилам, они в полной безопасности от судов, собственных ассоциаций и организаций, которые могут их лишить лицензии на практику и заработка на жизнь.

Как же протекает «лечение» по правилам? Как всегда: чем «эффективнее» лечат высокий «сахар», тем выше он поднимается. Сомневаетесь? Спросите у любого больного, которого «лечат» традиционными способами: чем дольше «лечение» – тем выше «сахар»; чем выше «сахар» – тем больше прописывают лекарств и/или инсулина в инъекциях; чем больше лекарств и инсулина – тем больше необходимо углеводов в еде, чтобы не упал «сахар»; чем больше углеводов – тем выше «сахар»… Знакомо?

И эта игра в кошки-мышки с «сахаром», так называемое «лечение», продолжается вплоть до самой смерти, которая наступает, конечно же, не от высокого «сахара», а от почечной недостаточности, инфаркта, инсульта, гангрены, пневмонии, приступа астмы – болезней, корни которых «политы» высоким инсулином и «удобрены» лекарствами. А если больного всё же успевают довезти до реанимации, «лечение» немедленно начинается или с внутривенного введения глюкозы или с инъекции инсулина… И опять круг замкнулся.

Осталось только добавить, что мой критерий нормального для вас «сахара» – это средний суточный уровень глюкозы в плазме крови, который вы можете вычислить следующим образом:

  • Определите вашу приблизительную суточную потребность в углеводах. Мужчины – отнимите от вашего роста в сантиметрах 100, женщин – 90. Отнимите 10 на астеничную конституцию, прибавьте 10 на крепкое сложение (крупная кость). Или вспомните ваш вес (в килограммах) в 18-20 лет, если, конечно, уже тогда вы не были полными.
  • Застабилизируйте уровень «сахара». В течение нескольких недель перед тестом в вашей диете должно быть не больше углеводов в граммах, чем цифра, определенная выше. Организм нивелирует резко полярный эффект гипогликемии и гиперинсулинемии на уровень глюкозы в плазме крови.
  • Протестируйте уровень глюкозы в плазме крови при помощи бытового глюкометра. Проснувшись, сделайте первый тест, не вставая с постели. Затем продолжайте замеры каждые два часа, вплоть до сна.
  • Определите средний суточный показатель. Отбросьте самый высокий и самый низкий результаты. Сложите оставшиеся показатели и разделите сумму на количество показателей.

Этот средний результат и есть ваш нормальный уровень (до тех пор, пока он ниже 200 mg/dl). И даже если он выше 200 mg/dl (точки, когда осмотическое давление глюкозы в крови заставляет почки «фильтровать» глюкозы в мочу), тоже нет оснований для паники, до тех пор пока вас не беспокоят классические симптомы «высокого» сахара и гиперинсулинемии:

• Сильная усталость, быстрая утомляемость, головокружение, тошнота – организм не в состоянии использовать избыток глюкозы на энергетические нужды.

• Чрезмерное потение и мочеиспускание (поллакиурия) — последствия высокого осмотического давления глюкозы в крови, с одной стороны, и гипертензивного (повышающего давление) эффекта инсулина – с другой. За счет выделения пота и мочи понижается уровень «сахара» и кровяное давление. В таких ситуациях возможен понос – тоже механизм стабилизации давления.

• Жажда, сухость во рту (как и в носу или во влагалище) – эффект высокого уровня инсулина на секреторные железы (слюны, слизи) или следствие обезвоживания из-за чрезмерного потения и поллакиурии.

• Резкая потеря веса (да, да… потеря) – когда пораженные клетки игнорируют инсулин или его вовсе нет, организм переходит на «сжигание» жира даже при запредельно высоком уровне глюкозы в плазме крови.

• Проблемы со зрением, незаживающие раны, пролежни, частые инфекции, повышенное давление и другие последствия нарушения циркуляции крови из-за гиперинсулинемии.

• Неожиданная потеря чувствительности, покалывание и онемение конечностей – последствия поражения периферических нервов (невропатии).

При тестировании имейте в виду следующее:

  • Тестирование надо проводить в день, наиболее типичный для вашего образа жизни, а не в выходной, лежа в постели. В таких условиях уровень «сахара» может быть немного выше.
  • Во время теста не принимайте лекарственные препараты, которые прямо или косвенно влияют на динамику глюкозы в плазме крови. Многие лекарства имеют ярко выраженный гипергликемический или гипогликемический эффект. Для этого читайте этикетки или консультируйтесь с вашим врачом и фармацевтом.
  • В день теста вы должны быть относительно здоровы и расслаблены. Травмы, инфекции, хронические боли, стресс и другие подобные факторы имеют ярко выраженный гипергликемический (поднимают уровень «сахара») эффект на организм независимо от еды. В работе защитные механизмы организма – гликогенолиз и гликонеогенез.

Теперь, надеюсь, вам ясно, почему диагностировать или лечить нарушения углеводного обмена, полагаясь на один анализ крови раз в несколько месяцев, так же целесообразно, как рассчитывать на то, что лотерея оплатит ваши похороны… Увы, это именно то, что предлагают «лечащие» врачи. Как вы сами понимаете, при таком раскладе выигрыш в лотерею более вероятен, чем исцеление.

2.2.2. А пока не гипо и не гипер?

– Константин, а что происходит когда в питании много, очень много углеводов, и нет гипогликемии, не хочется спать и распирает от энергии?

Происходит именно то, что вы описали – распирает от энергии. Хорошо это или плохо? It depends:

  • Macca энергии от рождения до 2-3 лет – это раздирающий уши крик и рёв… Уже в этом возрасте, чтобы укротить энергичного младенца, педиатры охотно выписывают смертельно опасные транквилизаторы типа Ritalin.
  • От 3 до 6 – ребенок-кошмар… Угроза дому, сверстникам, родителям и самому себе. В США эта проблема решается не устранением углеводов из питания, а опять же – транквилизаторами.
  • От 6 до 12-14 – ребенок без будущего… Проблема с концентрацией, реактивное или антисоциальное поведение, агрессивность, хулиганство, конфликтность, депрессия… Транквилизаторы, колонии, интернаты для «специальных» детей… Как это ни странно, в большинстве случаев последние очень эффективны именно потому, что там немедленно меняется питание. Мальчиков из английской королевской семьи по сей день обучают в интернатах со строгим спартанским режимом. Как, впрочем, и большинство их сверстников из богатых семьей, в домашней диете которых традиционно преобладают углеводы.
  • От 14 до 40 – курение, алкоголь, наркотики… Любые психотропные средства, чтобы обуздать агрессивность и непоседливость. Секс, секс, секс – расслабляет и успокаивает. Очень часто избыток энергии диагностируют как маниакальные состояния. Затем обычно следуют глубокие депрессии. Лечение? Что угодно – от транквилизаторов до тюрем, от убийств до самоубийств…
  • От 40 и до конца – раннее старение, болезни, сахарный диабет, атеросклероз, раздражительность и озлобленность, развод и поломанная карьера… И опять лекарства, на этот раз – много лекарств.

Тем, у кого гипогликемия наступает раньше, в какой-то мере даже повезло… Усталые и меланхоличные дети, юноши, девушки и взрослые менее опасны для себя и общества, и в такое «золотое» время, как ХХI век, работа посредственным программистом, врачом или юристом особенно много энергии не требует. В некоторых компаниях таких даже предпочитают, как в том анекдоте: Для тестирования новых версий программного обеспечения фирма Microsoft приглашает на работу специалистов с кривыми руками, слепыми глазами и никогда не имевших дело с компьютерами.

Если вы не поняли иронии, поясню: у фирмы Microsoft устойчивая репутация производителя программ низкого качества. Неудивительно! Сотрудникам фирмы бесплатно раздают нелимитированное количество фруктовых соков и сладких прохладительных напитков с кофеином для того, чтобы стимулировать их работоспособность. Понятно, качественное программирование на допинге так же возможно, как хождение по канату «под газом».

Правда, имейте в виду, если вы работаете в коллективе, «зараженном» гипогликемией, типа Microsoft , рекомендации в моих книгах могут серьезно повредить вашей карьере – никому не охота иметь дело с энергичными, пышущими здоровьем работниками. Сразу запишут в выскочки!

Если же вы работаете«на себя» или в компании здоровых американцев, практикуйте функциональное питание, и дай вам Бог нормальный «сахар» на всю оставшуюся жизнь.

2.2.3. Когда вылетают пробки

Кома – это крайняя точка, когда срабатывают внутренние предохранители, которые полностью отключают организм, вплоть для резкого понижения температуры тела, с единственной целью – спасти мозг, отдать ему последние толики глюкозы, находящейся в плазме крови, и дать возможность альтернативным механизмам синтезировать глюкозу. Кома, как правило, наступает при уровне глюкозы от 30 до 45 mg/dl.

Если жертва комы относительно здорова, сознание возвращается через несколько минут, если не возвращается – нужна экстренная медицинская помощь: внутривенное или подкожное введение глюкозы, инъекции адреналина, глюкагона и другие меры.

Если вы вдруг оказались рядом с человеком в такой ситуации, стратегия вашего поведения должна диктоваться его нуждами: предотвратить травму, не дать возможности подавиться, улучшить циркуляцию крови к голове, не допустить переохлаждения или перегрева (солнечного удара), то есть не ухудшить ситуацию и дождаться профессиональной помощи.

Если возможно, кто-то из присутствующих должен срочно вызвать скорую помощь. Если же никого нет рядом, не оставляйте пострадавшего до тех пор, пока он не «застабилизирован».

Что это означает:

Позиция, дыхание. Немедленно уложите пострадавшего, лучше всего на пол. Поверните голову набок, чтобы он не подавился пищей или слюной. Если во рту пища, аккуратно приоткройте рот и пальцем, обернутым в мокрый платок или полотенце, постарайтесь удалите её. Ни в коем случае не пытайтесь открыть рот силой, чтобы не сломать зубы или протезы, которыми тоже можно легко подавиться.

Циркуляция крови к голове. Подложите валик под ноги или согните ноги в коленях. Не поднимайте голову на подушку. Снимите галстук, расстегните воротничок, ремень и брюки у мужчин. Женщинам желательно расстегнуть плотную одежду и бюстгальтер. Ни в коем случае не пытайтесь раздевать женщину, если это не ваша близкая родственница. Когда она придет в себя, у вас могут быть серьезные легальные проблемы, несмотря на ваши самые благородные намерения… Совет начинающему стоматологу не расстегивать без свидетелей корсеты барышень, упавших в обморок при виде бормашины, я читал еще в учебнике по стоматологии 1903 года.

Теплообмен. Накройте пострадавшего чем-нибудь, что есть под рукой; если на солнце – желательно любой светлой тканью. В состоянии комы организм резко охлаждается, а на солнце – напрочь теряет возможность охлаждаться и перегревается, что также опасно.

Теперь, если это еще не сделал кто-то из присутствующих, попытайтесь вызвать скорую помощь. Понятно, если рядом нет телефона, оставлять пострадавшего одного не целесообразно.

Далее важно не что делать , а что не делать… За исключением, пожалуй, опытных хирургов, кардиологов и реаниматологов, многие врачи в США не знают, как себя вести в таких ситуациях, так как они с ними просто не сталкивались. Итак:

  • Если это ваш родственник или подопечный с известной вам историей астмы, эпилепсии, стенокардии, вы, очевидно, знаете, что предпринять, так как приступы этих болезней протекают по другому сценарию.
  • Если вы не знаете, что делать, кроме того, что описано выше, – ничего не делайте! Таблетка валидола или нитроглицерина, а тем более импрегнированная накладка (patch), могут элементарно убить пострадавшего, так как эти лекарства моментально понижают давление, и, соответственно, кровь не может «добраться» до головного мозга.
  • Справочники первой помощи рекомендуют сладкий чай с сахаром или кусочек сахара под язык. Если у пострадавшего сердечный приступ, а не гипогликемический обморок (иди разберись!), сладкий чай или сахар могут его «добить» из-за сужающего эффекта инсулина на сосуды. А диабетики, которые знакомы с такими ситуациями, всегда имеют при себе таблетки с глюкозой и знают, что делать.
  • Я уже не говорю об искусственном дыхании, массаже сердца и т.д. Если у вас нет специальной подготовки, не пытайтесь быть героем и имитировать сцены из фильмов.

В большинстве случаев сознание возвращается в течение нескольких минут. Если возможно, уложите пострадавшего в постель, дайте ему теплую грелку и просто выполняйте его просьбы. Лучшее, что вы можете сделать для него – на следующий день подарить мою книгу…

Если же сознание не возвращается, эстафета переходит к персоналу скорой помощи и врачам. Вот что обычно делается в таких ситуациях:

  • Опрашиваются свидетели. Измеряется давление, пульс, температура, делается кардиограмма и берется анализ крови. На всякий случай, пока не исключен сердечный приступ, больному дают кислород.
  • Внутривенно вводят 40%-50% раствор глюкозы, подкожно – инъекции глюкагона гидрохлорида и раствора адреналина гидрохлорида, чтобы стимулировать гепатический (в печени) синтез глюкозы.

Ну а если и это не помогает, остается только довериться специалистам из реанимации и Всевышнему.

Далее: 2.3. Что делать

К началу книги: Нарушение углеводного обмена

Сайт К. Монастырского

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *